Итоги военно-морского салона 2015

6 июля 2015
Эхо Москвы

А. Куренной

? Добрый вечер, программа «Арсенал», сегодня ее веду я, Александр Куренной, сегодня мои коллеги Алексей Нарышкин и Анатолий Ермолин, не вполне от зависящим от них причинам, отсутствуют. У нас в гостях Алексей Рахманов, президент Объединенной судостроительной корпорации. Наша тема «Итоги Военно-морского салона-2015», но говорить будем на более широкие темы. И все-таки, прошу вас рассказать вкратце о том, что там было интересного, в первую очередь, для вашей корпорации.

А. Рахманов

? Салон прошел в теплой, дружественной обстановке, как говорится. СК было представлено, пожалуй, крупнейшим стендом на салоне, — крупнейшим с точки зрения размещения павильонов и с точки зрения того, что мы делали на предыдущих выставках. И, в общем, мне кажется, что мы смогли показать не только то, что мы уже хорошо продвигаем на внешние рынки, в первую очередь, но и, в том числе, показали наши перспективные разработки.

Был распространен пресс-релиз со ссылкой на моих коллег, было проведено около 150 встреч, около 15 различных иностранных делегаций были вовлечены в периметр нашей работы и «Рособоронэкспорта», поскольку это наш главный государственный продавец вооружения, мы в этом смысле работаем по правилам, поэтому консолидированная, дружная работа была хорошим примером для этого мероприятия, которое проходит в условиях санкций и ограничений. Если в прошлом году у нас было три иностранных корабля на Военно-морском салоне, то в этом году, естественно, в основном демонстрировались живьем только российские продукты.

А. Куренной

? Вообще западников не было?

А. Рахманов

? Нет, с точки зрения гостей — было очень много иностранных гостей. Иностранные корабли не заходили. По моим ощущениям, единственная иностранная компания, которая была представлена на салоне, это была компания МТУ, с которой у нас итак отношения очень хорошо складывались. В общем, это, скорее, выглядело как издевка, нежели как желание демонстрировать какую-то договороспособность, — ну, это так, если уже уходить в детали.

А. Куренной

? А результаты? Проведенные переговоры?

А. Рахманов

? Главный результат — проведенные переговоры. Поскольку контракты мы не планировали подписывать, это вещь достаточно интимная, во-первых, потому что большинство наших иностранных заказчиков очень редко афишируют свои контракты в военно-техническом сотрудничестве. Поэтому мы не говорим и особенно не публикуем все то, что происходит в этой части. Деньги, как и торговля вооружением, любят тишину.

А. Куренной

? Это понятно, но всем очень интересно.

А. Рахманов

? Поэтому для нас было очень важно продвинуться в переговорах с рядом наших ключевых возможных покупателей. Мы провели очень большое число встреч, на которых обсуждали технические параметры, поскольку экономика это дело «Рособороны». При этом получили интерес к нашей продукции от нескольких весьма неожиданных иностранных заказчиков, которые до этого жили на оружии совершенно других стран.

А. Куренной

? Рассказывать не будете, кто такие?

А. Рахманов

? Рассказывать по очевидным причинам не буду, просто не хочу. И даже не столько не хочу, сколько не могу. Тем не менее, мы показали все то, что мы способны делать и в этой связи для нас это главный результат. Кроме того, в программе Салона прошло несколько достаточно серьезных для нас совещаний, не только по-военному кораблестроению и военно-техническому сотрудничеству, но и по гражданскому судостроению. И конечно, для нас был праздник, потому что был поднят Андреевский флаг на подлодке проекта 636 «Старый Оскол» с участием главнокомандующего МВФ.

А. Куренной

? Это было в рамках Салона?

А. Рахманов

? Одно из мероприятий в рамках салона. И конечно, для нас было большим сюрпризом, когда на подъеме флага появилась делегация военно-морского иранского флота. Поделиться радостью для нас это было приятно.

А. Куренной

? Это интересно, безусловно. А кто наши основные интересанты, кому нужна наша морская техника в основном, что это за страны?

А. Рахманов

? Прежде всего, это страны, которые живут и охраняют побережья своих морей и океанов.

А. Куренной

? Ну, таких очень много.

А. Рахманов

? Это правда. Но по большому счету все те, кто рядом с нами, кто требует защиты, как правило, либо живут в локальных конфликтах, либо имеют основания подозревать кого-то из соседей в некоем посягательстве на территориальную целостность. Ну, я просто обобщаю, потому что, правда, не хочу называть страны.

А. Куренной

? Ну, это Латинская Америка?

А. Рахманов

? Это Ближний Восток, в первую очередь, к удивлению для нас. Это Юго-Восточная Азии и немножко Латинской Америки, которая начинает себе напоминать о том, что действительно, есть потребность в недорогом надежном вооружении, которое мы можем поставить нашим клиентам.

А. Куренной

? Это прекрасно. А что из нового удалось показать, о чем можете рассказать?

А. Рахманов

? Несколько очень интересных проектов, которые мы показывали, находятся в разной стадии проработки, часть из них уже воплощена в российской ВМФ, прежде всего, конечно, наша гордость, это минный тральщик, это 67-метровый корпус с высотой борта 8 метров, сделанный единой заливкой методом диффузии. То есть, такая очень интересная композитная технология. Сами понимаете, минный тральщик должен мины к себе не притягивать, поэтому либо из маломагнитной стали делается, либо из композита.

А. Куренной

? А он из чего?

А. Рахманов

? Наш сделан из композита. И это достаточно интересная, перспективная конструкция. Вообще использование композитов для нас становится не просто модой, но и потребностью, которую высказывает флот, — поскольку, с точки зрения радаров это еще и малозаметность.

А. Куренной

? Ну, комплекс.

А. Рахманов

? Наши иностранные коллеги так его и называют, по аналогии с американским самолетом, «Стеллз». Потому что действительно не очень хорошо видно на традиционных радарах, по сравнению с целиковым металлическим кораблем. Мы показывали образец, который также существует уже в одном из головных образцов, судно-спасатель, который позволяет спасать жизнь моряков, в первую очередь, подводников с глубин до 450 метров.

А. Куренной

? Это после «Курска» начали разрабатывать?

А. Рахманов

? Да, и это, конечно, оказало влияние. Но на самом деле жизни наших моряков ценны, как и любые другие жизни.

А. Куренной

? Это безусловно.

А. Рахманов

? Поэтому они заслуживают такого к ним трепетного и верного отношения.

А. Куренной

? Но это уже больше гражданское судно?

А. Рахманов

? Нет, это судно, которое будет стоять в рамках вспомогательного флота на вооружении ВМФ, и работать под конкретные задачи. Конечно, не дай бог, чтобы оно нам понадобилось уже доля непосредственного спасения — мы строим надежные подлодки. Но сами понимаете, в любых тренировочных, или, не дай бог, конфликтных ситуациях, нужно быть готовым ко всему.

А. Куренной

? Уже встало на вооружение?

А. Рахманов

? Судно будет сдаваться в этом году, это сдаточная программа 2015 года. М надеемся, что все программы испытаний будут завершены. В этом смысле, кстати, мы совершенно по-новому, ну, не по-новому, но гораздо более тщательно подходим к сдаточной программе 2015 года. Не позволяя себе расслабляться, ни себе, ни нашим поставщикам и контрагентам, поскольку действительно считаем, что настало время нам не только давать слово, но и держать его.

А. Куренной

? Справедливо. Мне помнится, на прошлом салоне были даже показы техники. В этом году было что-то подобное?

А. Рахманов

? Конечно. В этом году особенно хорошо продемонстрировали суда маломерного флота — катера, спасательные для спецназа, пожарников, честно говоря, я немножко не обращал внимания на то, что показывали, потому что в основном были заняты нашей работой внутри.

А. Куренной

? Но это тоже ваша продукция?

А. Рахманов

? Нет, в основном это продукция предприятий частных, это и Зеленодольское ПКБ, и «Калашников» показал очень интересные решения. С ними как раз мы познакомились поближе, мне кажется, у нас есть много общего.

А. Куренной

? Будете сотрудничать?

А. Рахманов

? А почему нет? У Ребят хорошие взгляды на перспективу, они делают действительно оружие, и в этом смысле они могут предложить не просто, простите меня, посудину, а она будет уже вооруженной, готовой под конкретные задачи, пусть и маломерный, но катер-корабль. Поэтому я считаю, есть с чего брать пример. В этом смысле мы строим так же нашу работу. Мне просто очень понравилось, как ребята отработали с заказчиком. То есть, они точно понимают, для чего, почему эта железка, это кресло, почему в этом месте, почему открывается в ту или другую сторону. И в этом смысле есть с чего брать пример. Мне кажется, никогда не стыдно человеку учиться, какие бы высокие посты он ни занимал и какую бы гордость за себя не чувствовал.

А. Куренной

? Верно.

А. Рахманов

? Это свойство профессионалов.

А. Куренной

? Сложно не согласиться. Минный тральщик — полностью ваша разработка, у вас КБ его разрабатывает, а потом предприятие воплощает?

А. Рахманов

? Да, конечно. Все, как и обычно, делается нашими КБ и даже уже реализуется нашими предприятиями.

А. Куренной

? А композитные материалы уже использовались на каких-то моделях, или это наше супер-новье, которое мы сейчас только внедряем?

А. Рахманов

? Вы понимаете, что в композитных материалах Америку открыть трудно.

А. Куренной

? Тем не менее. В их применении можно.

А. Рахманов

? С точки зрения химического состава, поставщиков, изготовителей это, конечно, известные во всем мире химикаты, отвердители, смолы, армирующие, — тут мы Америку не открываем. Но при этом размер корпуса судна и использование для такого корпуса метода диффузии это, я бы сказал, мировое достижение.

А. Куренной

? То есть, аналогов нет?

А. Рахманов

? Аналогов мало. Потому что в целом для такого размера используются немножко другие технологии нашими конкурентами, как правило.

А. Куренной

? Мы коснулись, что западной техники не было, но были гости из зарубежья, ближнего и дальнего. Насколько сильно отразились на ОСК санкции — усиливается, нет? Это в том числе, вопрос нашего слушателя Дмитрия Мезенцева.

А. Рахманов

? Неудобств создали много. Отразились ли они на нашей программе? — практически нет.

А. Куренной

? То есть, это больше коммерческого плана трудности?

А. Рахманов

? Разные, на самом деле. От мелких пакостей, как я их классифицирую, до крупных проблем. Но конечно, коллеги в кавычках наши из МТУ нам не поставили дизельные двигатели, отказались. И еще и в суды потащили.

А. Куренной

? МТУ это украинская компания?

А. Рахманов

? Нет, МТУ это немецкая компания, которая производит дизельные двигатели для наших корветов. К сожалению, повели себя крайне не по-партнерски — не только не захотели аванс выдавать и гарантию продлять, Но еще и деньги решили с нас попросить за весь контракт. Поэтому мы сейчас готовим нашу судебную позицию. Мы с ними встретились, объяснились, в чем и где они неправы. Кажется, коллеги нас услышали, поэтому надеюсь, что обойдемся малой кровью. По крайней мере, деньги наши постараемся вернуть почти в полном объеме, особенно с учетом курсовых разниц. Это первое. Второе — известная всем украинская тема по газотурбинным агрегатам нас подкосила по ряду проектов. Но еще раз повторю, что все основные решения приняты и одна из наших встреч была как раз во время салона — обсуждали все вопросы, связанные с производством газотурбинных агрегатов и надеемся, что все будет находиться в графике, тем более, что мы уже практически вышли на подписание контракта на первый поставочный образец, который к нам должен прийти в коцне 2017 года.

А. Куренной

? Тоже из-за границы?

А. Рахманов

? Нет, в данном случае уже «Сатурн» вместе со «Звездой», то есть то, что мы делаем по программе импортозамещения.

А. Куренной

? Импортозамещение работает?

А. Рахманов

? Импортозамещение работает, это правда. Достаточно серьезно структурирована работа по импортозамещению, создали отдельную группу. Ее возглавили ребята, которые достаточно молодые и гибкие умом, которые знают, что мы не просто хотим железки произвести, поменять старое на новое, а сделать нечто лучшее. Поэтому идет активная работа с поставщиками, одобрено 73 потенциальных поставщика по программе импортозамещения. Большинство компаний говорят так: вы нам заказ покажите, длину и ширину, и тогда мы готовим, будем все это отрабатывать без инвестиций. Но для некоторых компаний нужны инвестиции, безусловно, — для подготовки производства, либо отработки каких-то технологий. Поэтому эту работу мы структурировали и отрабатываем по разным вариантам и форматам.

А. Куренной

? И у вас какие-то фонды тоже заложены, на эти инвестиции? Это внеплановой в достаточной степени траты получаются?

А. Рахманов

? Ну, мы, по сути, напрямую импортозамещением не задеты, поскольку мы, как головники, производим в основном корпуса, и, слава богу, у нас с материалами все в порядке — либо мы где-то запаслись этими материалами впрок, либо действительно нашли уже аналоги, либо дорабатываем эти аналоги.

А вот с точки зрения комплектующих это действительно проблема. Но мы очень мало производим комплектующих, за исключением судового машиностроения, то есть, мы не занимаемся ни электроникой, ни датчиками, ни электродвигателями, не насосами, ни другими элементами судового машиностроения.

За исключением традиционных для судостроителей — гидравлические, рулевые машины, успокоители качки и различное трюмное, палубное оборудование, и так далее.

И в этом смысле, конечно, основная наша работа, — то есть, это не наши инвестиции, — наша работа сосредоточена с концентрацией поставщиков, затачивание их на эту работу и получение того качества и той цены, которая там нужна. Потому что, к великому сожалению, когда мы начинаем заниматься импортозамещением под суб-оптимальные для того или иного производства объемы, мы автоматически получаем удорожание.

А. Куренной

? Это понятно.

А. Рахманов

? И конечно, наши любимые заказчики зачастую сравнивают цены 2015 года с ценами 2011 года. Но инфляция, к сожалению, имеет место быть в России, поэтому мы здесь не можем пока похвастаться резкой динамикой снижения цен на изготавливаемые нашими поставщиками компоненты.

А. Куренной

? Перейдем к более широким темам. Понятно, что идет импортозамещение. Вы напрямую не торгуете?

А. Рахманов

? Почему, гражданской техникой торгуем.

А. Куренной

? Уменьшились ли заказы зарубежные, или мы больше взаимодействуем с теми рынками, которые к санкциям не подключились?

А. Рахманов

? Понимаете, у нас заказчики в основном, если мы берем гражданскую технику, они либо иностранные, но, скажем так, под российским флагом. Либо, если мы берем наши контракты на юге России, это компании из Арабских Эмиратов — «Дрэгон Ойл». Которого мы строили, собирали, крановые судна у нас находятся в финальной стадии постройки и платформу, которую мы уже отбуксировали к побережью. Туркмении. Тут все как было, так и идет.

Судостроение длинноцикловое производство, там мало что происходит резко, обрубается. Если только вдруг действительно заказчик, клиент не передумал, либо под каким-то другим соусом или мотивами вдруг решил отказаться от своего контракта. Это происходит достаточно редко. Но с точки зрения интереса к нашей продукции, он сохраняется. Особенно, конечно, в военном кораблестроении.

А. Куренной

? Что-то еще из новинок вы представляли на Салоне?

А. Рахманов

? Я бы обратил еще внимание на разработку Зеленодольского АКБ, достаточно интересное судно с так называемыми аутригерами, то есть, вся энергетика там расположена, упрощенно, в двух маленьких лодочках, соединенных мостиком с основным корпусом.

А. Куренной

? Такой тримаран?

А. Рахманов

? Да, такой тримаран. Получается интересный корабль с точки зрения возможности компоновки, это и трюмного хранения вертолеты, и многое еще, что можно сделать, то есть, самое главное — возможность стрельбы на 6-балльной качке достаточно прицельной.

А. Куренной

? Ничего себе. Там есть системы стабилизации?

А. Рахманов

? Конечно. Действительно, это просто хорошая стабилизация. И конечно, то, о чем я сказал — разработка «Алмаза» по тральщику, судно-спасатель и некие наши новые видения так называемых малых корветов, проект, который имеет индекс 20-382, — тоже получился, как мне кажется, достаточно интересный корабль. И ряд других, включая то, что мы скрыто показываем, то отчасти подразумеваем — ряд новых энергетических установок, которые мы будем предлагать применять на подлодках.

А. Куренной

? Атомные установки?

А. Рахманов

? Нет, в данном случае мы говорим про известную тему воздухонезависимой энергетической установки, которая у всех на устах, которая, с нашей точки зрения, может иметь некую перспективу в ближайшем будущем.

А. Куренной

? А чем они интереснее, чем те, которые существуют сейчас?

А. Рахманов

? Ну, как сказать, это история, которая, упрощенно, позволяет включить моторчик для подзарядки аккумуляторов, находясь под водой. И там много интересных технологических нюансов, которые необходимы, чтобы все это работало. У нас это получилось.

А. Куренной

? Интересно. Аналоги в мире немного?

А. Рахманов

? Аналоги в мире есть, этим занимаются немцы, французы, корейцы, мы внимательно следим, что и как они делают. То есть, сама технология не нова, но дальше уже начинаются нюансы. Потому что если мы берем, например, корейское творчество в этом направлении, то оно может при определенных условиях превратиться в большую водородную бомбу.

А. Куренной

? «Старый Оскол» идентичен образцам, лодкам своего класса, или там что-то удалось внедрить самое новое?

А. Рахманов

? Нет, это та самая «черная дыра», которую мы успешно продаем во всем мире. 48 единиц уже построено, пожалуй, крупнейшей серии подлодок такого класса.

А. Куренной

? То есть, от добра добра не ищем? Хорошо. Продолжаем программу. И в продолжение нашего разговора про подлодки. В ходе Военно-морского салона стало известно, что вроде бы ведутся разработки двух новых образцов подводных кораблей для нашего флота. Первый, которые должен будет в основном заниматься уничтожением подводных целей, то есть, оберегать наши надводные корабли от подлодок противника. Даже коллеги-журналисты окрестили эти подлодки «подводными истребителями». А второй тип подлодок должен будет заниматься уничтожением с помощь крылатых ракет надводные цели и наземные цели. Есть такая история?

А. Рахманов

? Мне всегда нравились журналистские аллегории с точки зрения простого объяснения сложных тем. В этом смысле, в моем понимании все то, что вы сказали, распадается на два типажа, которыми мы занимаемся и производим — стратегические атомные крейсеры и так называемые многоцелевые подлодки, которые могут хоть подлодки истреблять, хоть китов, хоть транспорты неприятеля. Поэтому мне кажется, что это такая достаточно условная новость, которая может быть признана таковой, но, по сути, ею не является.

А. Куренной

? Но что-то новое — новая платформа, новый тип подлодок у нас делаются?

А. Рахманов

? Мы уже говорили — есть две разработки, которые мы делаем в рамках госпрограммы вооружений. Собственно говоря, модернизированные подлодки тех двух классов — стратеги и многоцелевые лодки.

А. Куренной

? Минобороны недавно заявили, что мы взамен «Мистралей», с которыми история у нас не задалась, но близка к разрешению, будем строить свои десантные корабли. Наверняка будете это делать на вашем предприятии.

А. Рахманов

? Мы обязательно будем участвовать в конкурсах и на разработку, и на строительство таких десантных кораблей. И самое главное, что нам заказчик четко обозначил, что он хочет видеть, сколько там должно быть вертолетов, бронетранспортеров, личного состава, и так далее.

А. Куренной

? То есть, техусловия к вам поступили, вы ведете работу?

А. Рахманов

? Мы находимся в диалоге, как обычно. Флот наш заказчик, как и в любой отрасли и сфере, естественно, мы должны его слушать и делать ровно то, что нужно заказчику.

А. Куренной

? Главное с технологиями — поспеваем ли мы?

А. Рахманов

? С технологиями проблем никаких не будет, поскольку крупнотоннажные суда мы строить умеем. Если это будет большого водоизмещения. Если это будут чуть больше, чем наши традиционные большие десантные корабли, то уж точно построим. Поэтому вопрос не в размере, вопрос в технике, в насыщении, Энергетике, в том, сколько вооружения эта лодка возьмет на себя, и какие задачи будет выполнять. Нам принципиально важно понимать, как будет воевать с помощью этого оружия флот.

Я вас привел пример «Калашникова» в начале разговора, и в этом смысле, повторю, мне понравились тесные и плотные отношения, когда судостроитель, кораблестроитель четко понимает, для чего он строит и делает технические решения. Для нас это принципиально важно.

А. Куренной

? Немножко о гражданском секторе — наверняка есть, о чем поговорить, какие-то новинки и разработки, что уже заинтересовало наш внутренний рынок, — кстати, насколько он сейчас живой?

А. Рахманов

? Живее всех живых. Нынешнее состояние гражданского флота такого, что куда ни кинь, везде мы имеем дело с износом от 70% и выше, средний возраст судов переваливает за сроки эксплуатации. Это характерная картина для речного флота, рыболовецкого флота, нечего говорить про речные круизные суда, — эта история всем известна. Поэтому мы четко понимаем, что рано или поздно этот сегмент выстрелит, выражаясь образно, и мы готовимся к тому, что в ближайшее время, в дополнение к тому, что мы итак уже успешно производим, — это и танкера, сухогрузы проектов РСТИ, РСД, — мы успешно этим занимаемся на «Красном Сормове», для нас получился такой длинносерийный продукт, который мы уже на самом деле дошли до того, что не дожидаясь появления заказчиков, начинаем строить, финансировать, и по мановению палочки к середине навигации у нас обязательно появляется клиент. Хочется, чтобы так это и дальше продолжалось.

Но на самом деле мне кажется, что потенциал внутренних водных путей настолько недоиспользован на сегодняшний день — даже если обратиться к советскому опыту. Не помню, какое количество миллионов тонн перевозилось по реке, но в советские времена в два раза больше, чем сейчас. Таким образом, мы понимаем, что при развитии всех, даже имеющихся инфраструктурных проектов, транспортная артерия будет необходима.

Кстати, в прошлые выходные был праздник, пользуясь случаем хочу еще раз поздравить своих коллег с Днем работников речного и морского транспорта.

А. Куренной

? Присоединяюсь к поздравлениям.

А. Рахманов

? Это наш любимый заказчик, с которым действительно очень приятно и хорошо работать, и это касается и ледоколов, которые мы строим на Балтзаводе, — вы знаете, что мы заложили еще один ледокол в этой тройке 60-мегаватнных атомных ледоколов.

Мы достраиваем ледоколы меньшей мощности. И в этом году сдаем, как минимум, один нашему заказчику. И будем и дальше развиваться и работать с этой темой. Не говоря уже о том огромном потенциале, который мы имеем — морской техники для разработки шельфа, либо реализации оффшорных проектов в широком смысле слова.

А. Куренной

? С арабскими странами?

А. Рахманов

? Это, прежде всего, проекты наших компаний и то, что реализуют «Роснефть» с «Газпромом» на своих участках в Карском море, это и проект НОВАТЭКа, для которого мы тоже строим — не прямо, а косвенно, для тех, кто обслуживает эти проекты, — несколько интересных транспортны ледокольных решений. Это и проект на Сахалине, в Каспийском море. Так что в этом смысле мы охватываем практически все регионы плавания. И те моря, в которых работают наши основные структурные компании, как частные, так и государственные.

А. Куренной

? Ледоколы — это в рамках программы по освоению Арктики, или это плановые вещи обновления Северного морского флота?

А. Рахманов

? Северный морской путь всегда требовал серьезных решений. В этом смысле мы нашли понимание с нашим основным заказчиком, «Атомфлотом», у которого, в свою очередь, появился заказ на проводку судов как раз по доставке сжиженного газа в страны Юго-Восточной Азии. И эта достаточно простая цепочка привела к тому, что появился проект АЛК-60, который мы сейчас реализуем на «Балтзаводе». Собственно, это хороший пример, как работает межотраслевая промышленная матрица, «индастриметрикс», как называют супостаты, которая позволяет как раз синхронизировать развитие отдельных отраслей. Когда инфраструктурные проекты привязаны к судостроительным, судостроительные к транспортным. Это действительно позволяет достигать серьезных успехов в развитии конкретных отраслей. Нам кажется, что это полезная тема.

А. Куренной

? Капитан Колесников задает вопрос: был ли проявлен интерес гостей из северных стран к кораблям, предназначенным для эксплуатации в арктической зоне? Норвегия, Канады, кто-нибудь еще?

А. Рахманов

? Нет, эти ребята у нас на горизонте не появлялись. В основном мы вели разговор с нашими южными коллегами, для которых ледокольных флот неактуален. Но поверьте, через раз у них начинает лампочка зажигаться, на тему того, что — а, как же, вы сейчас в Арктике обоснуетесь, как мы там будем мимо вас шнырять.

Поэтому думаю, что рано или поздно эта тема возникнет. При этом мы понимаем, что мы держим достаточно серьезный приоритет в этой отрасли, специализированные высокотехнологичные суда это наш профиль, и мы знаем и можем предложить нашим заказчикам, как гражданским, так и военным. И, слава богу, в этой программе надеемся участвовать и дальше.

А. Куренной

? Наш внутренний рынок гражданских судов насколько объемен, есть какая-то цифра?

А. Рахманов

? Да. Думаю, что если мы смотрим в шутках, гражданский флот и речной, — за следующие 15 лет потребует обновления порядка 300 пароходов, рыбаки, если брать общий объем это тоже цифра в диапазоне 250-400. Понятно, что из тех, кто захочет покупать новые суда, кто будет их сроить на российских верфях, таких желающих будет меньше.

Но что примечательно — работа, которую мы развернули в этом направлении уже начинает давать свои плоды, и, например, у нас начались абсолютно конкретные практические разговоры с рядом рыболовецких компаний российских, которые уже готовы размещать заказ. Пока они говорят: давайте возьмем норвежский проект, он лучше, провереннее и надежнее. Но мы понимаем, что если мы первые построим в основном в Норвегии или где-то за рубежом, то второй уже совершенно точно должен быть напополам построен в России, а дальше уходим в локализацию.

Похожая история с нефтегазовыми проектами, с морской техникой. Мы очень четко видим этот тренд. Слава богу, тут мессидж президента РФ был всеми услышан и у нас идут очень конструктивные диалоги, в том числе, нацеленные на возможность локализации в РФ основных типов судового оборудования, энергетического оборудования для судов и кораблей.

А. Куренной

? И все для этого делается?

А. Рахманов

? Нет, конечно, для этого делается не все, для этого делается, как всегда, всего недостаточно, нонам бы хотелось, чтобы все было быстрее. Собственно говоря, и от меня тоже мои руководители спрашивают. Почему так медленно, давай быстрее, нужно не тормозить. Стараемся, не тормозим, но в этом смысле пытаемся соотносить наши возможности с пожеланиями наших основных заказчиков.

А. Куренной

? Не появились у Судостроительной корпорации какие-то особые взаимоотношения с Крымом и с теми, кто в Крыму занимается перевозками? Может быть малые круизные лайнеры, чтобы вдоль побережья кататься по Крыму?

А. Рахманов

? У меня есть моя собственная логика и идея того, каким образом можно было бы поднять пассажирское судоходство на юге России, в Крыму, в частности, на побережье Сочи и Черноморского побережья России в целом. Мне кажется, весь мир уже давным-давно доказал — есть несколько человеческих грехов, которые постоянно притягивают пассажиропоток, то есть, это игорный бизнес и большая любовь к халяве.

Таким образом, если мы сможем сделать на наших судах и кораблях игорные какие-то заведения, — собственно, как это принято, — если берете любой круизный пароход, все, что там делают — там вас кормят с 6 утра до 4 ночи, вам позволяют ходить в казино, развлекают разного рода песнями и плясками, и соответственно, алкоголь и дьюти-фри магазины. Вот все, что нужно человеку для полного счастья, — по версии товарищей из разных «Коста-Крузов».

В этой связи я считаю, что на мне надо быть оригинальными, и если мы можем предлагать такого рода развлекательные поездки, которые будут, например, замыкать Сочинское побережье с Ялтинским, которые будут, так или иначе, связывать наши речные просторы с выходом в море, — на самом деле это очень интересная и привлекательная история, которую можно продавать и она будет давать хорошую окупаемость. Более того, скажу, что мы находимся с одним из наших судовладельцев в активном диалоге как раз по возможности размещения и строительства на наших верфях такого рода пассажирских круизных судов типа «река-море», это для нас тоже важная тема.

А. Куренной

? Что касается экономического сотрудничества со странами БРИКС, у вас есть какие-то особые взаимоотношения с коллегами из стран БРИКС? Державы собрались далеко не последние, у некоторых есть собственное производство судов, но может быть, интересные наработки по кооперации есть?

А. Рахманов

? Если идти как в той старой шутке, мне рассказывал учитель по математике, как один недалекий ученик сокращал известное тригонометрическое уравнение. Так вот если БРИМКС разбить. Как делал этот незадачливый ученик, то с этой точки зрения у нас все в порядке. Все, что касается Бразилии — наша делегация была там в начале этого года, там есть значительный потенциал. Но конечно, основные проекты сотрудничества будут с Индией и Китаем. И то, на что сейчас нацелены наши основные взгляды и помыслы. При том, что Китай смог развить достаточно серьезно свое судостроение и здесь как раз потенциал того, о чем вы говорите, возможность поставки различного рода оборудования и решений в части как раз импортозамещения, — меняя источник поставки, — конечно, нам сильно поможет. И мы сильно рассчитываем на создание банка, поскольку для нас финансовые инструменты это один из элементов нашего развития.

А. Куренной

? Конечно.

А. Рахманов

? Мы верим в то, что развитие лизинговых схем, и неизбежное, пожалуй, движение ОСК в сторону предоставления связного финансирования как для гражданских российских, так и для иностранных клиентов, для нас некая неизбежность мы это должны будем делать, и тем самым формировать достаточно интересный пакет активов, который позволит нам, в том числе, финансироваться с учетом возможностей залога, либо выходом на другие финансовые инструменты, позволяющие нам самим развиваться.

А. Куренной

? Это в основном сотрудничество в плане военного флота, или гражданского тоже.

А. Рахманов

? Все очень разное. Мы знаем большой интерес китайских компаний к Северному морскому пути, к ледокольному флоту. Китайцы активно ищут.

А. Куренной

? Африки им мало?

А. Рахманов

? А что вы хотели? Такое государство, с амбициями, соответствующими размеру, населению, размеру рынка. Недавно залез в статистику на рынок ценных бумаг — китайцы уже почти всех скупили, — какой бренд ни берешь, скорее всего, с большой долей вероятности, увидишь китайских акционеров.

А. Куренной

? Какой-то процент, но китайский есть.

А. Рахманов

? Иногда даже и контрольный пакет. Но эта тема, которая, так или иначе, неизбежна. Но при этом мы понимаем, что даже заход китайских компаний, например, на традиционных финских проектантов ледокольных судов, он все равно, так или иначе, требует, наверное, того интеллектуального подпора, которого пока не в полной мере мы увидели в Китае.

Например, технологиями, которыми владеет наш традиционный партнер в строительстве подлодок и ледокольных судов. «Прометей», как оказалось, не так просто скопировать и воспроизвести. То есть вроде как и порошок похож. И проволочки такие же, и сварка. Но не выходит Каменный цветок у Данилы-мастера.

А. Куренной

? Ну, это хорошо, в этом определенная наша сила есть. По Индии мы помним, была история с «Адмиралом Горшковым», «Викрамадитья», — сейчас у вас идет сотрудничество с ними, делаете для них что-то новое?

А. Рахманов

? Очень гордятся наши индийские коллеги этим авианосцем, это гроза морей и гордость индийского флота. Мы прошли уже сейчас через первую часть гарантийного периода, полностью сформировали наши предложения по обслуживанию на следующие 40 лет, поэтому для нас это долгоиграющая история, в которой мы приобретаем не только хороших друзей, но и бесценный опыт работы с такими сложными кораблями.

А. Куренной

? Ну, это почти пожизненное обслуживание.

А. Рахманов

? Это так и есть — пожизненное обслуживание. И в этом смысле контракты пожизненного цикла становятся практически нормой. Они пока не стали модой, к сожалению, про них много говорят, но мало делают такого рода контракты, но они уже становятся нормой, по крайней мере, в наших взаимоотношениях с иностранными заказчиками. Кроме того, у наших индийских коллег с приходом нового правительства, премьер-министр Моди объявил новый подход, называется «Мейкен Индия», это будет во всех отраслях, и на нас это накладывает определенные обязательства. С этой точки зрения мне кажется, что мы подходим к некоему водоразделу принятия новых решений в отношении военно-технического сотрудничества. То есть старые идеологемы уже работают не совсем уверенно, либо могут привести к падению интереса, к тому, что и как мы делаем. Так что для нас это вызов, с которым мы и дальше будем работать.

А. Куренной

? Но и для нас это представляет определенную угрозу — мы больше даем доступа к нашим производственным секретам?

А. Рахманов

? Знаете, главный рецепт — никогда не стоять на месте. Кто щедро делится своими секретами? Тот. У кого в резерве и заделе есть еще, что показать. Я считаю, что последние 5-7 лет активной работы с гособоронзаказом и то, что стали на ноги и наши КБ и наши партнеры, которые работают с комплектующими изделиями, позволяют нам достаточно уверенно смотреть вперед. Все было бы печально, если бы мы сидели на одной технологии, той же самой 636 лодке и говорили, какая она хорошая замечательная. Мы не от того, что нам нечего предложить нашим коллегам, делаем на нее ставку. Просто отработанная, длинная серия позволять предложить хорошую цену — это проверенное и уверенное решение. И в этом смысле вспомните, — хотели бы вы ездить по Москве на некоем опытном автомобиле?

А. Куренной

? Вряд ли.

А. Рахманов

? И наши клиенты точно так же делают выбор в пользу пусть не совсем продвинутых, но проверенных решений. Хотя лодка 636 семейства остается непревзойденной ни по уровню шума, ни по уровню вооружений для такого размера — такой, как она называется, «большой подводной лодки». Поэтому я считаю, что рецепт ровно в этом. Мы это осознаем, поэтому и будем работать в таком же контексте. Мы всегда должны быть на 2-3 шага впереди для того, чтобы уверенно работать на наших рынках и с тем, чтобы делать ровно то, что от нас хочет родной военно-морской флот.

А. Куренной

? И это был Алексей Рахманов, президент Объединенной судостроительной корпорации. Большое вам спасибо, что пришли. Прощаемся ровно на одну неделю, до свидания.

Предыдущие публикации

Президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов о проблеме ценообразования в гособоронзаказе, влиянии санкций, перспективах создания венчурного фонда, диверсификации бизнеса за счет роста выпуска гражданской продукции и строительстве перспективного авианосца.

15 августа 2017

"Адмиралтейские верфи" — одно из ведущих судостроительных предприятий России — сегодня полностью обеспечены заказами до 2022 года. Генеральный директор предприятия Александр Бузаков рассказал в интервью РИА Новости об основных направлениях работы верфей и сроках сдачи строящихся подводных лодок и судов. Беседовала Анжелика Болмат.

11 августа 2017

В интервью научно-техническому журналу «Интеллект & Технологии» президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов рассказывает о плавучих атомных электростанциях, новых кораблях для ВМФ России и перспективных высокотехнологичных разработках, которые еще только создаются в проектно-конструкторских бюро крупнейшего судостроительного холдинга России.

3 августа 2017